?

Log in

Глава 28. Как я опять обыграла его в прятки.

На следующий день ударил хрустящий морозец. Столбик термометра упал туда, куда лучше не смотреть, а то от страха и вовсе носа на улицу не высунешь. Воздух наполнился сине-голубой изморозью, солнце слепило по-весеннему.

- Смотри какая красота, - подозвала я Халле к окну, показывая на нашу березовую рощу, - графика, достойная кисти Грабаря. Жаль, что инея нет, он бы добавил картинке живописности.
- Ты уже ни о чем другом, кроме живописи, думать не можешь, - вздохнув, пробормотал мой друг, - мы теперь все время будем говорить о высоком?
- Ну почему же, - я улыбнулась, - можно и о прозаическом. Прошу, начинай, - широким жестом предложила я ему задать настроение дня.
- Давай сегодня поиграем в прятки, - ненадолго задумавшись, неожиданно предложил Халле. - Я в прошлый раз водил, значит, теперь твоя очередь.

Зимой прятки мы почти позабыли. Иногда во время прогулок по лесу Халле ради забавы пропадал ни с того ни сего, но я в игру не включалась, хотя его красный колпачок и яркий костюмчик довольно хорошо были видны на белоснежном фоне. Это не то, что летом, когда он исчезал в высокой траве на лугу, сливаясь с яркими зарослями цветов, и готов был испытывать мое терпение бесконечно. Найти его в снежном лесу мне не составило бы труда, но я все же особого энтузиазма рыскать по сугробам не выказвала, уж больно холодно было. Так мы ни разу и не сыграли.

- Это почему же моя очередь? - удивилась я его заявлению и тут же рассмеялась. - Такого прохиндея как ты еще поискать надо! Очередь здесь ни при чем, дружище, ты меня не путай. В прошлый раз я тебя обставила, ну помнишь, тогда, когда прятались в доме и я притворилась торшером. А кто проиграл, тому и водить!
- Эх, - огорченно махнул рукой мой друг, не ожидая такого поворота, - ладно уж, согласен, но только в этот раз играть будем на природе, - потребовал он, надеясь тем самым увеличить свои шансы на успех.

Решили пойти в березовую рощу. Я надела белое пальто, белую шапку и белые варежки. Халле только усмехнулся, глядя на мои сборы.

- Не поможет, - снисходительно заметил он, - валенки-то все равно черные.
- Посмотрим! Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - подразнила его я.

Роща как будто ждала нас, издавая едва слышный утренний звон, прихваченная морозом и залитая стеклянным голубым светом. Длинные синие тени ровными рядами расстелились по снежному ковру.


Главы XXVIII - XXXCollapse )
Глава 25. Как мы заглядывали в будущее или Святочные гадания.

Двенадцать дней «от звезды до воды», то есть от кануна Рождества до Крещения — время праздничных гуляний, колядок и гаданий. Халле уверял, что год будет удачным, если на Святки не увиливать, а веселиться, как положено, каждый день. Ну что ж, маскарад у нас уже был, танцы тоже, настало время заглянуть в будущее. Мы снова собрались все вместе у Инночки, чтобы выпить крепкого кофе да побаловаться со свечами, есть у нас такая семейная традиция. Обычно мы гадаем девичьим кругом, но в этот раз нашего полку прибыло, Халле напросился разбавить компанию.

- Никогда раньше на пробовал, а хочется немного пощекотать нервы, - доверчиво поделился мой друг.
- Ты на урожай или на судьбу, - иронически спросила я.
- На разное, - уклончиво ответил он.

Начали, как обычно, со свечей. Нет, если быть точным, начали, конечно, с ужина, ну а уж после перешли к развлечениям.

Гадание на свечах — один из самых старинных видов гадания, отличается простой методикой, но дает бездну возможностей для толкования. Собственно, тут все зависит от вашей фантазии. Вообще, на мой взгляд, успех гадания в том, чтобы вовремя выключить свет и создать таинственную атмосферу. Хорошо, если удастся погрузить окружающих в легкое гипнотическое состояние с оттенком мистической загадочности. По опыту знаю, что в этом хорошо помогает шампанское.

Немаловажно и вовремя зажечь свечи, они должны хорошо прогореть, чтобы расплавленного воска хватило на более-менее вразумительную фигурку. Если вы отнесетесь беспечно и накапаете каких-нибудь дурацких шариков, то тут уж извините, никакой фантазии не хватит на то, чтобы выдумать вам чего-нибудь хоть мало-мальски примечательного. В общем, воска должно хватить на фигурку, позволяющую разгуляться воображению. Желательно заранее запастись свечами разных цветов, дабы от излишнего возбуждения не перепутать, кому какое счастье выпало.

Итак, когда уровень мистики в окружающем пространстве достигнет нужной концентрации, можно начинать игру. Каждый по очереди капает расплавленным воском со своей свечи в просторную вазу, наполненную прохладной водой, и дожидается, пока эти капли, застыв в воде, приобретут очертания фигуры. С этого места начинается самое интересное — определение символического смысла.



Главы XXV - XXVIICollapse )
Глава 22. Как мы устроили вечеринку в стиле маскарад.

Шли дни, я много времени уделяла подготовке и проведению занятий, на разговоры и прогулки его почти не оставалось. Халле заглядывал по утрам, убеждался в том, что я опять занята, и грустно отправлялся восвояси. По его вялой речи и ленивой походке было видно, что он откровенно скучал.

- Ты почему такой кислый, дружище, - спросила я у него однажды, - пойди покатайся с горки или сбегай на лыжах, что ты ходишь как тень.
- Одному неинтересно, - поджав губы, недовольно проворчал он, - вот если бы вместе, тогда другое дело, - представив совместное катание, мой друг хитро закатил глаза и сделался довольным, как кот перед миской сметаны.
- Потерпи, амиго, еще несколько дней, и мы снова будем свободны, - уговаривала я его.
- Потерпи, легко сказать! Я уже весь иссох от грусти и одиночества, - тоном шантажиста продолжил Халле, вот любит он иногда подавить на жалость. - Да и вообще, - с легкой претензией добавил он, - что-то мало в нашей жизни стало праздника, а волшебства так и подавно не осталось. Одни серые будни.
- Ну это никуда не годится, - подумала я. - Работа работой, но и жизнь никто не отменял.

Не могу смотреть, когда кто-то рядом грустит. Мне сразу хочется взорваться хлопушкой, рассыпаться разноцветным конфетти, закрутив весь мир красочным карнавалом. Покопавшись в голове в поисках подходящей идеи, я нашла неплохой вариант.

- А хочешь, устроим сегодня вечеринку в стиле Маскарад? - предложила я.
- Маскарад! Маскарад! Обожаю игры с переодеваниями, - моментально ожил Халле.
- Ну ты сильно не надейся, что тебе удастся кого-то провести, - на всякий случай предупредила я его, - тебя всё равно все сразу узнают.
- Ну и ладно, зато повеселимся вдоволь, - предвкушая долгожданный вечер развлечений, радостно согласился мой друг. - А танцы будут? - притопывая на месте спросил он.
- Какой маскарад без танцев! - я даже удивилась его вопросу, - иди уже, готовься, артист!

Халле как подменили. Он достал коробку с карнавальными принадлежностями и начал что-то химичить с перьями, потирая руки и плутовским тоном напевая себе по нос:

- Это маски-маски-маски, маски-маски-макарад! Это маски-маски-маски, маски-маски-макарад!
- Мне кажется, раньше это была песня про кара-кара-кара, кара-кара-каракум, - вопросительно посмотрела я на него, с трудом сдерживая смех.
- Правда? - разинул он рот.- Не знаю, не знаю. Я был уверен, что про маскарад. - Халле уже не мог спокойно стоять на месте, радость била через край.
- Пойди-ка лучше узнай у мамы, остались ли еще у нас шампанское с икрой, да позвони всем нашим, скажи, чтобы на вечер ничего не планировали, - придумала я поручение своему другу, дабы ему было, куда направить свою неуемную энергию.



Главы XXII - XXIVCollapse )
Глава 19. Как мы поняли, что смотреть на елку и есть мандарины можно бесконечно.

На следующее утро Халле явился ни свет ни заря и с порога засыпал меня предложениями:

- Я все придумал! Давай собирайся быстрее, и айда на коньках кататься! У-у-у, погодка самое то! После обеда книжку про Тулуз-Лотрека почитаем, как договаривались, а вечером на дискотеку рванем. Я тут приглядел одну елку в деревне, не повершишь, сама до неба, вся сверкает, музыка играет, и ни единой души вокруг, представляешь! Поучишь меня линди хоп танцевать, ты обещала!!!
- Тормози, Халле, тормози. Повеселились и будет, пора и делом заняться, - остудила я его пыл.
- Что? Каким еще делом? Праздники в самом разгаре! - развел он руками в недоумении.
- Вот и именно, что праздники! Я решила в каникулы зимнюю математическую школу провести. Мне готовиться надо, извини, - сама чуть на плача, объяснила я.
- Ну ты придумала, - раненый с самое сердце, он картинно упал на диван.
- Послушай, дружище, жизнь ведь не отменяется. Сейчас подготовлюсь к занятию, а потом обязательно что-нибудь веселенькое придумаем, - промямлила я, сама не особенно веря в последнюю часть утверждения.
- А можно мне остаться? Я мешать не буду, - жалобно заныл Халле.
- Да конечно, оставайся, я на тебе заодно и потренируюсь, - с облегчением согласилась я.

Эту историю с матшколой я задумала еще в ноябре. Всю осень я искала себе дело по душе, чтоб работать с удовольствием и пользу людям приносить. Остановилась на преподавании математики. Освежила знания, подымила головой, встряхнулась и приняла решение начать с зимней школы для младшеклассников. Группа была набрана, самое время в бой. А тут Халле взялся меня расхолаживать своими разговорами. Можно подумать мне самой ну прямо мочи нет, как поработать охота, особенно, когда вокруг веселье столбом. Но я зажала волю в кулак, твердо так дала ему понять, что, мол, делу время, а потехе час.

- И зачем тебе это надо, не понимаю, - недовольно бубнил Халле.
- Ну как зачем? Математика — это гимнастика для мозга. Она развивает гибкость ума, воображение, логику. Вот позанимаюсь я с этими первоклашками, а потом они вырастут и академиками станут, а все потому, что вовремя думать научились. И вообще, чтоб ты знал, математика — это один из видов искусства. Нельзя быть математиком, не будучи немного поэтом.
- Ну станут они академиками, а тебе-то что с того? - не отставал мой друг.
- А мне приятно, - отмахнулась я. - И вообще, не мешай готовиться, пожалуйста. Чем вопросами бестолковыми отвлекать, лучше помоги.
- Вообще-то, я бы тоже не отказался стать академиком, - почесав затылок, признался Халле, - хотя можно и поэтом.



Главы XIX - XXICollapse )
Глава 16. Как мы провели первое утро нового года.

Новогодняя ночь прошла на славу. Как всегда, дом был полон гостей, атмосфера искрила весельем. На следующее утро я проснулась немного не в себе, как это часто бывает после сильного эмоционального возбуждения. Пытаясь привести мысли в порядок, я убеждала себя, что Новый год наступил, суматошное время закончилось, все предпраздничные переживания позади, но волнение по-прежнему не оставляло меня. История с амулетом, встреча с Дедом Морозом, поход за подснежниками, все-все перемешалось в моей голове, и я так и не могла понять, в какой реальности нахожусь.

Чтобы очистить сознание, я предложила Халле погулять.

- Мы надо основательно проветриться, - без долгих объяснений сообщила я.
- Ничего не имею против, - понимающе согласился он, - прогулка на свежем воздухе способствует ясности мыслей.

Чтобы опять ненароком не попасть в какую-нибудь сказочную историю, мы решили не уходить далеко, а просто взяли санки и вышли во двор. На большой лужайке перед домом, той самой, что летом служит нам футбольным полем и площадкой для игр, снег никто не убирает. Он так и падает с осени до весны, и уже к середине декабря поляна превращается в один огромный сугроб. Бегать по нему, конечно, затруднительно, зато здорово строить снежные крепости и города.

Мой друг выбрал себе роль проектировщика, а меня назначил строителем. Поначалу моя работа заключалась в том, чтобы толкать санки впереди себя, а Халле, удобно устроившись на них и осматривая снежную целину сверху, выбирал направление предполагаемых улиц.

- Еще пять шагов прямо, а за рябиной направо! - командовал он.
- Слушаюсь, товарищ главный архитектор, - отвечала я и бульдозером пробивала колею для будущего хитроумного уличного лабиринта.
- Стой! - руководящим тоном распоряжался мой друг, - тут собери снегу побольше, а рядом вытопчи поглубже, здесь у нас будет ратуша и главная площадь.

Халле с головой ушел в создание снежного города. Он спроектировал городскую стену со сторожевой башней, мельницу и даже каналы. Игра оказалась настолько захватывающей, что мы не чувствовали времени. Да ладно времени, я до того увлеклась, что не заметила, как мои валенки оказались до верху забитыми снегом. Нам определенно пришлась по вкусу эта зимняя забава. Халле упражнялся в красноречии, сочно и колоритно расписывая устройство будущего города, благодаря чему тот без труда возник в моем воображении. Приглядевшись к образу, я предложила дать ему название Кампен.

- Все бредишь своими голландскими зимними пейзажами, - моментально среагировал Халле.
- Мой друг, ты самый образованный в мире гном, которого я знаю! - восхищенно откликнулась я.
- Да что уж там, да ладно тебе, - потупив взгляд, заскромничал он. - Просто я тоже люблю живопись. - Халле бы растроган моим комплиментом, ему хотелось оправдать столь лестную похвалу и он неожиданно предложил, - а давай возьмем белые простыни, нарисуем на них старые деревья, лодки, заборы и развесим их будто кулисы. Будет у нас пейзаж совсем как на картинах Хендрика Аверкампа.
- Вот здорово! - восхитилась я его идеей, - а мы с тобой будем жителями этого воображаемого города.
- Я буду бургомистром! - тут же подпрыгнул от радости Халле.
- Кто бы сомневался, мой дорогой, - засмеялась я.



Главы XVII - XVIIICollapse )
Глава 13. Как Халле подарил мне амулет, исполняющий три желания.

После прогулки Халле сказал, что ему нужно отлучиться по делам. Ну надо, так надо, я ни о чем спрашивать не стала. Его не было весь день, и даже к ужину он не появился. Это показалось мне странным, тем более что мама обещала пирожки с яблоками и вишневый компот, которые он обожает. Да и вообще, надо заметить, с тех пор, как я прилетела на зимние каникулы, мы почти не разлучались. Такое долгое отсутствие друга беспокоило меня.

Ночью мне снился странный сон, как будто мы с Халле шли по густому зеленому лесу, а над нами, освещая дорогу, плыла огромная прозрачная переливающаяся голубая луна размером с колесо обозрения. На некотором отдалении, стайками и порознь, следовали лесные звери, время от времени превращающиеся друг в друга так, что невозможно было уловить, кто они. Во сне я крепко держала Халле за руку. Точно не ясно, но вроде бы мы шли на какую-то гору, чтобы встретить там восход солнца. Я много раз просыпалась, но потом снова проваливалась в сон, и он продолжался с того же места.

Наконец наступило утро, и раздался долгожданный стук в дверь. Халле стоял на пороге, весь покрытый инеем, башмаками он осторожно стучал по ступеням крыльца, стряхивая налипший снег. Выглядел мой друг изрядно уставшим, но лицо светилось радостью.

- Дружище, где же ты пропадал? - кинулась я ему навстречу. - Мы уже все глаза проглядели, волновались за тебя.
- На Медведь-гору ходил, - спокойно откликнулся он.
- На Медведь-гору! Так это же двести верст от нас, - удивилась я. - И что только тебя туда понесло?
- Надо было найти кое-что, - таинственно улыбаясь, ответил мой друг.

Он бережно вынул из-за пазухи небольшой сверток и протянул мне. Это был аккуратно сложенный холщовый платок, внутри которого оказался необычный предмет, напоминающий не то брошь, не то камею, не то медальон, но на длинной широкой тесьме, украшенной разноцветными бусинами. Очертаниями он был сходен с трилистником, только лепестки были не продолговатые, а повторяли формой миниатюрные солнца, внутри каждого из которых шесть расходящихся из центра лучей образовывали хрустальный цветок. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что украшение это старинное. Я вопросительно посмотрела на Халле.

- Это наш родовой амулет. Один раз в сто лет он исполняет три желания. Я давно решил сделать тебе такой подарок на Новый Год, - с чувством глубокого достоинства произнес мой друг.

Слова были сказаны так искренне и благородно, что мне оставалось только принять столь драгоценный подарок. Я сделала реверанс. Халле поклонился.



Главы XIII - XVCollapse )
Глава 10. Как мы убедились в том, что Дед Мороз существует.

Окутанные снежной пеленой, сани стремительно промчались над нашим домом и скрылись в небесной вышине. Только легкий стук льдинок, вылетевших из-под копыт, серебристой россыпью прошелся по черепице.

- Э-ге-гей, постойте, а как же мы! - разочарованно крикнул Халле, глядя им вслед. Он чуть было не выпал с балкона, провожая взглядом сказочную вереницу. - Сюда, к нам! Мы здесь, мы ждем! - продолжал звать мой друг, энергично размахивая руками, несмотря на то, что волшебных саней уже и след простыл.
- Вот тебе и э-ге-гей, Хали-Гали, - скаламбурила я, стараясь поддержать друга, ошеломленного промчавшимся мимо счастьем.
- А они вернутся? Как ты думаешь, куда они улетели? - жалобно спросил он.
- Не знаю, в Америку, наверное, поскакали, - неуверенно предположила я.
- Почему в Америку? - живо заинтересовался Халле.
- Ну а куда еще? Не в Африку же, - сказала я и тут же замолчала, потому что на самом деле не знала, чем успокоить расстроенного друга.
- Разбились мои мечты, вдребезги разлетелись, - безвольно опустившись на пол, прошептал Халле.
- Не будь эгоистом, mon cher, на свете столько маленьких детей, которые ждут рождественских подарков, пусть к ним в дом придет чудо. А ты давно уже не ребенок, я бы даже сказала, очень давно, а все веришь в сказки. У тебя вон и борода уже седая … местами, я сама видела.
- Это иней, - густо покраснев, соврал Халле.

Мы вернулись в дом. Было уже довольно поздно, и после такого яркого, насыщенного впечатлениями дня, как это часто бывает, внезапно навалилась усталость. Я устроилась у себя на втором этаже, а Халле пошел вниз, дремать в кресле у камина.

Под утро я проснулась от того, что кто-то осторожно толкает меня в бок. Открыв глаза я увидела Халле, который, прижав палец к губам, с загадочным видом показывал куда-то вниз.

- Тсс, только не шуми, - заговорщицким тоном шепнул он и на цыпочках стал двигаться к лестнице, жестом показывая мне следовать за ним.

Спросонья толком ничего не разобрав в его немой азбуке, я нехотя выбралась из теплой постели и накинула на плечи платок. Мое внимание привлек легкий шорох, раздававшийся откуда-то снизу, то ли из сеней, то ли из печной трубы. Я без слов, одними глазами, спросила у Халле, что случилось. В ответ он сделал победный жест и сверкнул улыбкой. Внизу явно происходило что-то необычное.

Ступенька за ступенькой, ступая бесшумно, как мыши, мы спустились на пол-этажа и увидели, кого бы вы думали? Деда Мороза! По всей видимости, гость появился совсем недавно, потому что на полу еще искрился нерастаявший снег. Он был точно такой, каким его изображают в книжках - в длиннополой красной шубе, отороченной белым мехом, и боярской шапке, расшитой серебром. В руках у него был посох, а за спиной — мешок с подарками. От него исходило ровное сияние и веяло холодом.

Халле от удивления оступился. В то же мгновенье Дед Мороз обернулся и зорко взглянул на нас. Под густыми грозными бровями прятались добрые глаза, в которых сказали искорки, борода клубилась, как снег, а на щеках горел румянец.

- Он настоящий! - без единого звука произнес Халле.

Ни слова не сказав, наш славный гость развязал тугой мешок, сложил под елку подарки, и помахав на прощенье рукой, исчез, оставив нас с Халле в полном оцепенении. Только хлопнула створка окна, сенная дверь да каминная заслонка.



Главы XI, XIICollapse )
Глава 7. Как мы взялись наряжать ёлку в самый мороз.

Ночью ударил крепкий мороз, тот самый, который лучше бани подрумянит.

- Собачий холод, брр, - вместо приветствия сообщил мне Халле, едва появившись на пороге поутру.
- Что, так-таки дикий и беспощадный? - уточнила я.
- Ну нет, до этого еще не дошло, но кусачий и злющий, это точно, - театрально поеживаясь, выдал мой друг и многозначительно уставился на чайник.

Пока я готовила его любимый горячий шоколад, Халле деловито отряхнул от снега лыжи и разложил мокрые варежки на батарее.

- Вот досада! Как же теперь быть, ведь мы собирались сегодня наряжать елку во дворе? - негромко причитала я и от расстройства даже просыпала ложку какао. - Рождество вот-вот наступит, а мы до сих пор без елки?
- Кто без елки? Мы без елки? - нехотя отрывая взгляд от дымящейся чашки, отозвался Халле. - Вон она, стоит себе во дворе, вся в снегу. Хочешь - хороводы вокруг нее води, хочешь - подарки под ней складывай, - равнодушно заметил мой друг.

Возвращаться на мороз и развешивать игрушки ему явно не хотелось, тему елки он открыто саботировал. Да, холод несомненно убил в нем романтика, но у меня оставалась надежда, что не насмерть. Взять, к примеру, горячий шоколад, он наверняка может исправить положение, но вот незадача, никак не выходило приготовить его поскорее.

- Амиго, перестань, ты же понимаешь, о чем речь, - разволновалась я, почувствовав его безразличие к столь важному вопросу. - Не занудствуй, прошу тебя. Смотри, герань уже вянет на окне. Сейчас это обычная будничная елка, а для Рождества нужны игрушки и гирлянды, свечи, банты и разноцветные фонарики, тогда все вокруг окрасится праздничным светом. Тогда к нам в дом придет волшебство, а вместе с ним удача, везение и еще много чего хорошего, - размечталась я, продолжая не спеша размешивать какао.
- Это тебе так кажется, пока ты возле печки сидишь. А выйдешь на мороз, вмиг с тебя всю эту восторженную чепуху ветром сдует, - Халле оказался непробиваем в своем упорстве. Терпение его кончалось, а у меня так и не выходило избавиться от комочков.
- Это не чепуха! - взорвалась я. - Две тысяч лет люди наряжают елку, а он пришел, такой умный, и поставил диагноз - Чепуха! Скажите пожалуйста! А ты знаешь, что вечнозеленое дерево символизирует саму жизнь и возрождение? Знаешь, что раньше, когда еще не было елочных игрушек, на ветки подвешивали яблоки, яйца, орехи? Знаешь, что все это символизирует плодородие, благополучие, гармонию? И вообще, тебе известно, что наряженная ель отводит злых духов и нечистую силу?
- Ну ты загнула, мы все-таки в XXI-м веке живем. Что ты мне заливаешь про нечистую силу. А еще говорила, что материалистка, что науку уважаешь, - ловко парировал Халле, с наслаждением отхлебнув долгожданного шоколада.
- Да, уважаю, но и культурные традиции тоже чту. И имею воображение, между прочим (чуть не слетело с языка «в отличие от некоторых»). А ты, к слову сказать, бываешь прагматичен до скуки, - с напором продолжала я.
- Да я просто замерз! Я, кстати, сюда не в теплой машине приехал! А ты уже целую теорию развела и ярлыки навешиваешь!

Тут не выдержала и вмешалась мама:

- Что вы так раскричались? Давайте-ка быстро во двор, я вам уже и коробку с игрушками приготовила. Ветер стих, а без ветра минус двадцать три — отличная зимняя погода. Идите спорьте во дворе, а то у меня из-за вашего галдежа судоку не решается.

Мы послушно поплелись к двери. Последние слова Халле меня утихомирили, стало неловко за то, что я так раздухарилась. Я ведь и сама замечала, что когда сильно замерзнешь, голова становится какой-то апатично-безучастной, а характер - не склонным к сантиментам. Вся моя досада лопнула как мыльный пузырь, и я пошла на попятную.



Главы VII - IXCollapse )
Глава 4. Как я его на саночках катала.

Наутро, следуя вчерашней договоренности, мы собрались на горку, кататься на санках. Халле появился пораньше, за собой на длинной веревке он тянул маленькие красные саночки.

- Охотничьи что ль у тебя санки, вон какие полозья широкие? - заинтересовалась я.
- Ага, это я их из лыж переделал, - гордый своей смекалкой сообщил Халле, - знаешь, сколько у нас в лесах снега, провалишься, и пиши пропало.
- Понятно, только для нашего катания они вряд ли подойдут, - разочарованно сказала я.
- А что тебя не устраивает? Отличные санки, супер мега устойчивые! И красные к тому же, как ты любишь, - удивился мой друг.
- Что не устраивает? - засмеялась я, - размер! Догадливый ты наш!

Действительно, санки были настолько малы, что у меня только один валенок в них и помещался. Халле застыл истуканом, рассеянный взгляд выдал его с потрохами. Похоже, он даже не рассматривал возможность того, что ему тоже придется меня катать. Я сделала вид, что не заметила его эгоистических наклонностей, тем более что он и так уже начал краснеть.

- Ладно, - миролюбиво сказала я, - пойдем посмотрим на веранде. Кажется, я видела там прекрасные санки, в которые мы с тобой вдвоем легко поместимся.
- О! Вдвоем с горы, навстречу ветру! Как это поэтично, - обрадовался возможности переменить оттенок разговора Халле и быстро перестроился на романтический лад, - да это прямо как в «Родной речи».

Тут он распрямил спину, приподнял подбородок и звонко продекламировал: «Дует ветер озорной, лает пес Буянка, едут с горки ледяной голубые санки. А за санками летят белые снежинки, а на саночках сидят Халле да Маринка».

- Ты в драмкружок случайно не ходил? - пристально рассматривая своего визави спросила я саркастическим тоном, чем немедленно погасила его души прекрасные порывы.
- А что, тебе не нравится мое чтение? - начал было уже обижаться мой друг.
- Ну что ты, нравится, конечно, нравится. Я просто думаю, может тебе еще сцену из «Титаника» пройти, раз у тебя сегодня такое лирическое настроение.

Лететь на всех парах с горки оказалось действительно очень здорово. Халле я посадила перед собой, обняв довольно крепко, потому что ему не за что было держаться. Вместо рулевого управления мы использовали мои ноги. Как только санки набирали скорость и начинали подпрыгивать на кочках, Халле принимался вопить что есть мочи: "Тормози, тормози, сейчас перевернемся!". В ответ я поднимала руки и громче него кричала:"А-а-а-а-а-а-а".
Жаль, что с нами не было Буянки, только лая собаки не хватало для полноты этой идиллической деревенской зарисовки.

Скатившись раз десять и так ни разу и не упав (вот, все-таки не зря я спортом занимаюсь), мы стали играть в снежки. Не потому что надоело кататься, а потому я замаялась одной тягать санки в гору. Халле мне в этом деле совсем не помогал, мотивируя тем, что снег слишком глубокий для его роста. По правде говоря, под конец у него совсем заплетались ноги, и он упросил меня покатать его просто так. Так и сказал:

- Просто так, можно даже не бегом.

Я уже молчу о том, что он опять где-то посеял шапку. Ведет себя, как какой-то семиклассник, ей-ей, ну никакой сознательности.



Главы V, VICollapse )
Глава 1. Как мы встретились после долгой разлуки на вершине горы Теплая.

Прошло почти полгода с того дня, как мы простились с Халле на Каменном Утесе. Жаркое лето сменила сначала мягкая, яблочная и прозрачная, потом празднично-торжествующая, багряная, а затем дождливая и унылая серая осень. Казалось, ей не будет конца, но, наконец, наступил черёд декабря, и пришла чистая, кружевная и пушистая, многообещающая зима.

Я ничего не знала о Халле, кроме того, что однажды, еще в теплом сухом сентябре, когда мама занималась уборкой лука и свеклы, он заглянул к моим на дачу, и родители передали ему книжку о наших летних приключениях. Говорят, он был страшно рад, очень благодарил, и без долгих разговоров убежал к себе, нетерпеливо рассматривая картинки на ходу.

Как он там, что с ним? Не мерзнет, не грустит, здоров ли? Эти вопросы волновали меня, когда я вглядывалась в бескрайние белоснежные волны уральских лесов и гор, сидя у иллюминатора серебристого самолета, который со скоростью 900 км/ч переносил меня в детство.

Едва выкатившись со своими огромными чемоданами в зал прилета и расцеловавшись с мамой и папой, я стала расспрашивать о Халле.

- Да не волнуйся, - сказал папа. - Забегал он вчера, как будто почувствовал, что ты прилетаешь. Сказал, что будет ждать каждый день в полдень на горе Теплой.
- Почему в полдень? Почему на Теплой? - растерялась я. - А впрочем, неважно. Важно, что сейчас уже три часа дня, значит, только завтра. Эх..., - вздохнула я.
- Да ты хоть отдохни с дороги, приди в себя, успеешь еще со своим другом наговориться, у вас целый месяц впереди, — успокоила меня мама.

Я ужасно соскучилась по деревенской жизни, по природе, по деревянному дому. Мне не терпелось скорей надышаться чистым морозным воздухом, послушать тишину леса и скрип половиц, вдохнуть аромат блинов и сырников, приправленный запахом дымящихся в печи дров. Поутру я еле дождалась, когда стрелки часов займут нужное положение.

Ровно в полдень мы были на Теплой. Я побежала впереди всех на самый обрыв, чтобы скорее увидеть Халле. Он, конечно, уже ждал, как всегда приятно удивив меня своей пунктуальностью. Вот и часов у него нет, а всегда приходит на встречу точь-в-точь, поразительно. Вот это ощущение времени, вот это биоритмы, вот это связь с природой!

- Халле, дружище! Как я рада тебя видеть! - крикнула я ему еще на бегу.
- С приездом, Марина! - весело воскликнул он и бросился мне на встречу.

От переполняющей меня радости я подхватила Халле на руки и подбросила высоко вверх. Он засмеялся и попросил бросить еще выше. С ботинок его во все стороны летел снег, налипший за время ожидания. Халле барахтался в воздухе, как ребенок, пытался сделать сальто и хохотал. Красный колпак еле-еле держался на его голове, взлетая и раскрашивая скупой на краски уральский пейзаж радостной ноткой, книжки рассыпались на снегу, но он требовал еще и еще, и все взмывал над горами и лесами, наслаждаясь ощущением полета, пока я, наконец, не устала и не опустила его на землю.

- Никогда раньше не летал, - довольно сказал он, - спасибо тебе.
- Пожалуйста! Считай, что у тебя есть личный аттракционист. Буду теперь тебя кидать, когда захочешь, - обрадовалась я такой возможности угодить другу.
- Отличное начало новогодних каникул, - подмигнул мне Халле, поправляя курточку и собирая книжки.
- То ли еще будет! - уверенно сказала я и мечтательно добавила, - ой-ой-ой!



Главы II, IIICollapse )

Profile

Кэрролл
marinavalker
Марина Валькер
Website

Latest Month

February 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel